Преподобный Сергий – русский идеал святости

9 мая 2014

 Игумен Иоанн (Самойлов)

 
Преподобный Сергий – русский идеал святости
 
«Бог столько прославил Своего Угодника, что не только в своей стране, где жил Святой, но и в других городах и дальних странах, для всех народов от моря и до моря он был предметом удивления»[1].
 
Эти похвальные слова, посвящённые преподобному Сергию, основателю Троице-Сергиевой обители, принадлежат первому автору его жития преподобному Епифанию Премудрому.
Да и как с ними не согласиться, ведь имя и дело игумена Русской земли выступают за границы времени. Как отмечал один из крупнейших историков нашего Отечества Василий Осипович Ключевский, «при имени преподобного Сергия народ вспоминает свое нравственное возрождение, сделавшее возможным и возрождение политическое»[2].
Пожив на земле жизнью ангельской и украсив себя многими добродетелями, Преподобный воссиял подобно яркой звезде на небосклоне духовном, потому ни один выдающийся человек не знал большего поклонения, чем Троицкий первоигумен. Именно «примером своей жизни, высотой своего духа преподобный Сергий поднял упавший дух родного народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в свое будущее»[3].
Имя святого Сергия неразрывно связано с новой духовной эпохой, отмеченной особым почитанием Святой Живоначальной Троицы. Вселенская Церковь именовала «Богословами» немногих святых, а именно: святого апостола и евангелиста Иоанна как тайновидца неизреченных Тайн Превечного Совета Троицы, святителя Григория, архиепископа Константинопольского как мудрого защитника догмата о Святой Троице, преподобного Симеона Нового Богослова, учителя об обожении человека через стяжание благодати Духа Святого. К их числу по справедливости можно отнести также святителя Григория Паламу и преподобного Сергия Радонежского. Исследователи указывают, что учение святого Григория о Божественных энергиях «глубоко занимало» преподобного Сергия, и для осведомленности в нем он посылал в Константинополь одного из своих близких учеников – преподобного Афанасия, игумена  Высоцко-Серпуховского монастыря.
Но учение святителя Григория Паламы послужило лишь основой богословия преподобного Сергия. Область его собственного богословского осмысления Тайны Пресвятой Троицы была иная — христианская нравственность в ее соотнесенности с основами веры. Не случайно радонежский подвижник, поселившись в дремучем лесу на горе Маковце, нарекает первый деревянный храм, построенный своими руками, в честь Живоначальной Троицы. Так, подвигом своей благочестивой жизни он не только раскрыл, но и подтвердил, что духовные устои человека коренятся в благодатной причастности жизни Пресвятой Троицы.
На это обратил внимание и русский религиозный мыслитель Георгий Петрович Федотов (1886-1951). Исследуя житие «печальника земли Русской»,  он отметил: «для бедной богословием Руси Пресвятая Троица ни до Сергия, ни после него не была предметом умозрения. Именно в лице преподобного Сергия мы имеем первого русского святого, которого, в православном смысле этого слова, можно назвать мистиком, т. е. носителем особой, таинственной духовной жизни, неисчерпаемой подвигом любви, аскезой и неотступностью молитвы»[4].
Современные исследователи склонны считать, что почитание преподобным Сергием Святой Троицы не косвенно, а непосредственно скрывается и в появлении чудотворной иконы Живоначальной Троицы, написанной преподобным Андреем Рублевым. Ныне общепризнано, что в своем гениальном творении иконописец был не самостоятельным творцом, а непосредственным осуществителем творческого замысла преподобного Сергия[5]. Создание этого иконографического типа есть воплощение богословской идеи о тайне всеобъемлющей любви между Ипостасями Триединого Бога, призывающего к подобному единению всех людей: «Да будут все едино» (Ин. 17:21). И как своевременно среди раздоров и междоусобных распрей, среди всеобщего одичания и татарских набегов, среди глубокого безмирия, в котором находилась Русь, благодаря богословию радонежского подвижника «открылся духовному взору бесконечный, невозмутимый, нерушимый мир, «свышний мир» Горнего мира»[6].
Действительно,  смысл иконы Пресвятой Троицы — явить для человека истину о том, что любовь возможна лишь в силу евхаристического причастия Божественной Любви и что духовная жизнь человека, которой является мир, праведность и радость, возможна лишь в Боге Духе Святом, «от Отца исходящем и в Сыне почивающем»[7]. В иконе Живоначальной Троицы даются ответы на вопросы: что есть духовность, что есть нравственное совершенство и как их осуществить в жизни? Это и стало областью богословствования преподобного Сергия как русского идеала святости. Он выразил заветные чаяния Святой Руси и как богослов повлиял на всю дальнейшую русскую духовную мысль.
Но преподобный Сергий учил не только тому, что собственно является истинным предметом познания. Весь его жизненный подвиг был направлен на единение Руси и спасение русского народа. В образе Триипостасного Божества святой усматривал единство Русской Церкви, а потому, смиренно выполняя поручения святителя Алексия, митрополита Московского, мирил русских князей и убеждал их подчиниться как старшему брату великому князю. Именно преподобный Сергий сыграл огромную роль в обретении Русью национальной независимости, когда благословил благоверного князя Дмитрия Ивановича (Донского) на Куликовскую битву, чем разрешил все его сомнения и неуверенность. И в этом смысле преподобный Сергий стал миротворцем, патриотом и воспитателем русского народа.
 Жизнь и деятельность преподобного Сергия связана с образованием централизованного государства вокруг Москвы. Здесь, в Московском княжестве, он основал Троицкий монастырь и, утвердив в нем новые формы монашеского жительства, ввел общежительный устав. В его основу были положены принципы совместной трудовой жизни, нестяжания, нравственного совершенствования, духовного подвижничества. Первая Троицкая монашеская община в лице игумена имела живой пример смирения, кротости и трудолюбия.
По словам Василия Осиповича Ключевского, Преподобный своими трудами создал  «школу благонравия, в которой сверх религиозно-иноческого воспитания главными житейскими науками были умение отдавать всего себя на общее дело, навык к усиленному труду и привычка к строгому порядку в занятиях, помыслах и чувствах».[8]
Что же еще выделяет преподобного Сергия из сонма русских святых как яркое огненное солнце от мерцающих звезд?
Согласно святоотеческому учению, «смирение есть азбука христианской жизни, начало и основание всех добродетелей, без которого всякое духовное созидание нарушается и падает»[9]. Потому и преподобный авва Дорофей сказал, что «всякая добродетель, совершаемая без смирения, не есть добродетель»[10].
Духовный путь Радонежского подвижника — это путь постоянного смирения. Когда вокруг него стали собираться братия, он сам строил им кельи, рубил дрова, носил воду, пек хлеб, шил одежду. Он совсем не заботился о своем пропитании и однажды, уже будучи игуменом, был вынужден провести три дня без пищи. А на следующий день он построил одному брату сени для кельи и только вечером в награду получил куски черствого, заплесневелого хлеба.
Смиренно отказывался преподобный Сергий от игуменства, когда вся братия умоляла его об этом, и принял это назначение лишь из послушания епископу. По смирению оставил он свою обитель и ушел в «добровольное изгнание», когда узнал, что его родной брат желает быть в монастыре первым. Смиренно он внял просьбе святителя Алексия, митрополита Московского, и спустя несколько лет вновь вернулся в свой монастырь.
Итак, несмотря на то, что смиренный подвижник всячески старался избегать земной славы, на нем в точности исполнилось евангельское обетование: «Всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 18:14). О нем еще при жизни знали не только на Руси, но и в Иерусалиме, и на Афоне, и в Константинополе. Радонежский отшельник желал совершенного уединения, безмолвной жизни вдали от суетного мира, а стал игуменом великой обители. Хотел, чтобы лишь Бог знал о его подвигах, а о них вот уже семь столетий говорит весь православный мир. Являясь великим подвижником, был, по слову Спасителя, «из всех последним и всем слугою» (Мк. 9:35). Своими подвигами и добродетелями, воплотив в жизнь завет Христа: «Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем» (Мф. 11:29), преподобный Сергий достиг небесной высоты, потому составитель тропаря премудро отметил, что вселился в него Пресвятой Дух, и Его действием он был светло украшен.
Преподобный воссиял на русской земле, по  слову жизнеописателя, как пресветлая звезда, и его добродетели были на пользу многим людям. Он был чадолюбивый отец отцов и детей, премудрый учитель учителей и учеников, мудрый советник правителей, добрый пасты­рь пастырям и пасомым, духовный наставник игуменам, а монашескому чину – как лестница, веду­щая к небесной высоте. И что может убедительнее свидетельствовать о высоком идеале святости Преподобного, как не признание его великим подвижником русским народом?  Действительно, как бы ни болело русское сердце и где бы ни искало правды, духовным фундаментом навсегда останется имя преподобного Сергия, на которое опирается русская душа. Оно бережно хранится в православном сердце как драгоценнейший Ковчег Духа Святого.
Чем славится Русь? На чем основывается ее непобедимость, стойкость и авторитетность? Чем объясняется сплоченность, соборность русского многонационального народа? С одной стороны, это любовь к Отчизне, с другой – непоколебимая Православная вера. Эти два бесспорных условия помогали русским сохранять свое «собственное лицо», свою самобытность, следовать определенным нравственным ориентирам, смело защищать свою Родину и одерживать славные победы, не падать духом, но вновь и вновь созидать и творить. В нашей истории есть немало имен, достойных подражания. И в год 700-летия со дня рождения преподобного Сергия Радонежского мы обращаем свой духовный взор к нему, как нашему русскому Богослову, соотечественнику, христианскому подвижнику и любимому святому, чей пример не теряет своей актуальности и в XXI веке.
 
Список литературы:
1.     Андроник (Трубачев), игум. Русская духовность в жизни Преподобного Сергия и его учеников. Богословские труды. Сборник двадцать девятый. М.: Издательство Московской Патриархии, 1989. – 353 с.
2.     Епифаний Премудрый, преподобный. Житие преподобного Сергия Радонежского.- 2 изд.- СТСЛ, 2013. – 208 с.: ил.
3.     Житие и чудеса прп. Сергия, записанные Епифанием Премудрым, иеромонахом Логофетом и старцем Симоном Азарьиным в переводе на русский язык. Сергиев Посад: Православная энциклопедия, Св.-ТСЛ, 2001.
4.     Житие преподобного Сергия Радонежского чудотворца: Миниатюры из лицевого Жития кон. XVI века собрания ризницы Троице-Сергиевой лавры (НИОР РГБ.Ф.304/III.21): Альбом. Автор-составитель Аксенова Г.В. М. Культурно-просветительный фонд им. нар. арт. С.Столярова, 2003. 316 с., ил.
5.     Иоанн (Маслов), схиархим. Святитель Тихон Задонский и его учение о спасении. М., Самшит, 1995.
6.     Ключевский В.О. Исторические портреты. — М., 1990. — С. 63-76.
7.     Минея Сентябрь. Служба преподобному Сергию Радонежскому. М., 2011.
8.     Никон, иеромонах. Житие и подвиги преподобного и Богоносного отца нашего Сергия. М., 1885.
9.     Преподобный авва Дорофей. Душеполезные поучения. М., 2004.
10.                       Триодь цветная. Издательство Московской Патриархии. М., 2002 г.
11.                        Федотов Г.П. Святые Древней Руси. Гл. 8. Преподобный Сергий Радонежский. М.: Московский рабочий, 1990.


[1] Епифаний Премудрый, преподобный. Житие преподобного Сергия Радонежского.- 2 изд.- СТСЛ, 2013. – 208 с.: ил. С. 186.
[2] Ключевский В.О. Исторические портреты. — М., 1990. — С. 75.
[3] Там же.
[4] Федотов Г.П. Святые Древней Руси. Гл. 8. Преподобный Сергий Радонежский. М.: Московский рабочий, 1990, С. 138
[5] Андроник (Трубачев), игум. Русская духовность в жизни Преподобного Сергия и его учеников. Богословские труды. Сборник двадцать девятый. М.: Издательство Московской Патриархии, 1989, с. 227
[6] Там же.
[7] Стихира службы Святой Пятидесятницы на Господи, воззвах на Слава, и ныне: глас 8.
[8] Ключевский В.О. Исторические портреты. — М., 1990. — с. 63-76.
[9] Иоанн (Маслов), схиархим. Святитель Тихон Задонский и его учение о спасении. С. 247
[10] Преподобный авва Дорофей. Душеполезные поучения. С. 122


Возврат к списку

Комментарии

У вас нет прав на добавление комментариев. Обратитесь к администрации сайта.