4 декабря 2018

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

 Каждый из нас однажды пообещал посвятить свою жизнь Богу. Каждый из нас обещал Господу отказаться от служения греху, отринуть соблазны сатаны и таким образом сочетаться со Христом, чтобы иметь право вместе с апостолом Павлом сказать в конце своего жизненного пути: «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2:20).
 Каждый из нас в таинстве Крещения с ясной решимостью произнёс эти обеты верности Богу, обеты, подобные тем, которые произнесли некогда святые и праведные Иоаким и Анна. Они принесли свои обеты потому, что Бог попустил им тяжкое испытание безчадием, испытание тем более горькое, что сыны народа Божия почитали его позором, срамом, явным знаком постыдной греховности. Не иметь потомства – это как не иметь оправдания своей жизни, равно как и надежды на жизнь будущего века. Недаром мать Иоанна Крестителя, святая праведная Елисавета, уже в преклонных годах осознав себя непраздной, с восторгом и ликованием воскликнула: «Так сотворил мне Господь во дни сии, в которые призрел на меня, чтобы снять с меня поношение между людьми» (Лк.1.25).
 И вот, чтобы избежать «поношения между людьми», святые праведные супруги Иоаким и Анна принесли Господу обещание посвятить рождённого младенца на служение Богу.
Что это означало для них в практическом плане? Только одно: неизбежное и скорое расставание с возлюбленным чадом, рождения которого они так мучительно-долго ждали. Богу отдавалось самое родное, самое близкое, самое дорогое. Легко было обещать отказаться от того, чего ещё не имеешь. Но как трудно, как больно расставаться не с младенцем даже, к которому не успела ещё привязаться душа, не прикипело сердце, а с Отроковицей, уже наполнившей дом Своим нежным лепетом, топотаньем маленьких Своих ножек, уже сделавшей привычными радостные заботы о Её здоровье, о Её сне, о Её трогательных детских интересах.
 Напрасно мы думаем, что святым, раз уж они были святыми, ничего не стоило совершать подвиги воздержания, жертвовать самым дорогим в своей жизни, претерпевать скорби, выдерживать пытки. Вспомним, что говорил о святых преподобный Серафим Саровский. На вопрос о том, чем отличаются грешники погибающие от грешников спасающихся (то есть – святых, потому что абсолютно не свят никто, кроме одного Бога), он коротко ответил: решимостью!
 Да, решимостью, и только ею одной – решимостью отказаться от себя, от своих страстей, от своих прав, от своего имущества, от самой жизни своей – спасается грешник. Решимость грешника – это его непоколебимая готовность жертвовать собой в соединении с последовательной и несокрушимой надеждой на Бога и верой в то, что Он, Бог, «не хочет смерти грешника», а потому, если Он с нами, мы не проиграем, какой бы тяжелой, какой бы мучительной и безнадёжной ни представлялась нам подчас наша борьба с собственными страстями.
Вообще говоря, для того, чтобы начать борьбу с соблазнами, большого мужества, большой мудрости не требуется: это ещё не решимость – кинуться в драку, имея за плечами лишь голый энтузиазм. А вот если человек не раз и не два был побеждён в этой борьбе, если он многократно изменял данной однажды клятве и, тем не менее, в сотый и тысячный раз пытался возобновить свой подвиг после сотого и тысячного падения, чтобы не погибнуть в бездне уныния и отчаяния, – это, бесспорно, решимость, это уже можно назвать решимостью. Если уж Сам Спаситель мира молился до кровавого пота накануне Своих крестных страданий, почему мы думаем, что нам, во всеуслышании объявившим себя Его учениками, должно быть легче и проще?
 Сегодняшний праздник дан нам для того, чтобы напомнить о мужестве решимости. Неоднократно поверженные в отчаянной борьбе со своими грехами, давайте вглядимся в двух стариков, оставшихся верными своему обету. Давайте вглядимся в хрупкое тельце их Дочери, Которая предстоит крутой лестнице Иерусалимского Храма, ведущей в Святое Святых, предстоит с недетской решимостью, предвозвещая спасение и утешение всему погибающему роду человеческому. Аминь.
Священник Сергий Ганьковский

 

Рассказ об исцелении посредством Причастия в праздник Введения Пресвятой Богородицы во Храм


Брат Младен Сушич из Врдила рассказывал нам о себе следующее:
«Отслужив свой срок в армии и вернувшись домой, я начал чего-то болеть.
Дело в том, что у меня на шее начал расти зоб, и очень болезненно. Я не мог нормально есть, принимал только жидкую пищу. Да и ту глотал с трудом. А Богу в то время я не молился. Причащался, но редко – раз в несколько лет. Не знал я ничего ни о силе веры, ни о силе Причастия. Но когда наступил Рождественский пост, кто-то из благочестивых людей дал мне совет попоститься и причаститься. Я так и сделал. На праздник Введения в тот год я посетил монастырь Жича и принял Святое Причастие. После Службы Божией наши люди сели есть, предложили и мне. Пища постная, сухая. Сначала я отказывался, объясняя, что глотать не могу.
А потом вкусил что-то и, удивительно, проглотил без боли. Тогда взял еще и еще, так что мало-помалу сытно пообедал. И с удивлением рассказал всем, что не чувствовал никакой боли при глотании. Вернулись мы домой. Вечером собрался я спать и, когда ложился в постель, задел свой зоб. Он был таким же, только не болел при касании. Утром же кто-то из моих домашних, посмотрев на меня, вскрикнул: «Да у тебя нет больше зоба!» Я тогда потрогал рукой шею: действительно, от зоба ни следа! Как будто его вообще никогда не было. Ощутив на себе такое очевидное чудо Божией помощи, я весь предался вере и начал усердно молиться Богу».
  Святитель Николай Сербский, «Чудеса Божии»



Возврат к списку

Комментарии

У вас нет прав на добавление комментариев. Обратитесь к администрации сайта.