4 ноября 2017

«Прииди́те, возра́дуемся держа́вней засту́пнице ро́да на́шего, ца́ри́це Богоро́дице: прииди́те к ти́хому ея́ чу́дному, почита́емому а́нгелы, честно́му поклони́мся о́бразу. да́рует бо Богоро́дица ве́рным оби́льныя да́ры целе́бныя от неистощи́маго исто́чника свя́ты́я ико́ны неоску́дную бла́года́ть источа́ющи: тмы́ избавля́ет на́с, искуше́ний и бе́д, и вся́каго греха́, благоче́стно и Богоприя́тно прославля́ющих и чту́щих све́тлую и чу́дную Богома́тере свя́ту́ю ико́ну. Те́м воспева́юще воззове́м первоора́зней: ра́дуйся, любе́зная ми́ру по́моще, во спасе́ние ду́ш на́ших».

(Стихира на Господи воззвах, глас 8)

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Настоящий день, братие и сестры мои, приснопамятен для Церкви и Отечества и чрезвычайною опасностью, некогда над нами бывшею, и чрезвычайным благодеянием Божиим, тогда же над нами явленным.

 Дело было так. За четыре века пред сим, на юго-востоке, в Азии, произошла ужасная буря, опрокинувшая не только города, – целые царства, и погубившая многие миллионы людей. Эта буря был – Тамерлан или, как называют его наши летописи, Тимур-Аксак. Из простого бедного человека сделавшись вождем бесчисленной рати, захватив в свою власть пол-Азии, перешагнув Кавказ, сей ужасный завоеватель устремился, наконец, на бедное Отечество наше, которое в то время едва начало оправляться от грозы Батыевой. Воронеж, Ливны, Елец пали пред ним, как слабые былинки пред вихрем. Рязань, Тула, самая Москва в трепете ожидали той же участи, ибо сил военных было у нас мало и тех не успели собрать как должно; самого духа недоставало от долголетнего измождения всех сословий жестоким игом монгольским. Не видя, таким образом, никаких достаточных средств к обороне Отечества на земле, христолюбивый князь Василий Димитриевич обратился по примеру благочестивых предков своих за помощью к Царю Небесному. С берегов Оки, где собрана была рать отечественная, он дал повеление принести в Москву из Владимира икону Богоматери, писанную евангелистом Лукою, и совершать пред нею в продолжение трех дней моление о спасении Отечества от врага. Воинство с царем также провело сии три дня в посте и молитве, взывая со слезами о помощи к всесильной Заступнице. Можете судить, как пламенна была молитва сия, когда каждый молился не только за свою жизнь, но вместе с тем за бытие целого Отечества, за спасение самой веры и Церкви Православной. И упование веры не посрамилось! В одно утро (это было в нынешний день) Тамерлан, восстав от сна, собирает полководцев своих и велит им немедленно начать отступление, потому что дальнейший путь прегражден и воспящен (закрыт) совершенно. «Кто мог воспятить его?» – вопрошают вожди Тамерлановы. «Небо, – ответствует Тамерлан. – Нынешнею ночью во сне мне представилась Жена, грядущая с высоты небес в сопровождении тьмы тем воев непобедимых. Грозный вид Ее являл, что Она весьма гневна на меня, а простертая десница видимо воспящала путь к Москве. Не упрекайте меня в маловерии, – продолжал воитель, – я сам поверил видению не прежде, как оно повторилось трижды. Теперь нет сомнения: воля неба должна совершиться».

И совершилась. Туча варваров еще скорее сокрылась с лица земли Русской, нежели как появилась на ней. Ни кем же гонимый, без всякой видимой причины, грозный завоеватель устремился вспять, к новым битвам и завоеваниям в Азии.

Все в стане, от царя до последнего воина, недоумевали о случившемся, но удивление сие обратилось во всеобщую радость и благодарность, когда узнано было о дивном видении Тамерлановом. Икона Владимирской Богоматери с тех пор осталась в престольном граде, яко залог мира и безопасности Отечества, а настоящий день соделался на все века днем торжества всенародного. Да, братие и  сестры, нельзя не пасть до земли в благодарном духе пред Матерью Божией, помыслив о том, что было бы с нашим Отечеством, если бы от него дивным заступлением Ее не была отвращена ужасная туча Тамерланова. Нынешнее благоденствие России еще было бы замедлено на целые века; и кто знает?.. Может быть мечом завоевателя был бы положен конец самому нашему бытию государственному. Посему достойно и праведно петь и величать Небесную Заступницу нашу, тем паче, что Она не сей только раз явила себя покровительницею нашего Отечества. Ибо всегда, как только оставляли нас силы и средства естественные, как только приближались мы к самому краю бедствий и теряли всякую надежду, кроме упования на помощь свыше, Богоматерь являла Свою дивную помощь, так что повесть о прошедшей судьбе нашего Отечества есть вместе изображение чудес, сотворенных для него Матерью Божией.

И наша страна, как вам известно, красуется духовне не одним из дивных изображений лика Ее. Кто не поклонялся, например, Богоматери Ахтырской?.. Некоторые из вас, может быть, видели на себе даже благотворные знамения от чудотворного лика Ее, который для того, без сомнения, и явился среди страны нашей, чтобы мы тем удобнее могли прибегать к Небесной Заступнице за помощью во всех бедах и обстояних наших. Не грешно ли после сего, что некоторые из нас слишком унывают иногда во время трудных обстоятельств и думают, что они оставлены в сей жизни на произвол случая? Как оставлены, когда Сама Матерь Божия так видимо приближается к нам, когда оставляет, так сказать, небо, дабы жить среди нас, принимать наши молитвы и подавать нам помощь и утешения? Если Она не избавляет нас от всех зол и бедствий, то потому, что для многих из нас бедствия и скорби гораздо полезнее радостей и утех земных.

Да, братие и сестры мои, эту истину должно твердо запомнить каждому, что дух благочестия, дух веры и добродетели растет в нас и укрепляется не от богатств и сладостей мирских, а слезами и терпением по Бозе. Посему-то Господь и попускает только немногим из нас обладать многим, а большей части суждено проводить жизнь в трудах и лишениях. Разве бы Он не мог всех и каждого сделать богатым и славным? Может, без сомнения, но не хочет. Почему не хочет? Ужели по недостатку любви к нам? Но можно ли предполагать недостаток любви к нам в Том, Кто положил душу Свою за всех нас на кресте? Нет, предназначив нас не для земли, а для неба, Он видит, что счастье земное было бы в пагубу для нас; одних задержало бы на пути к Небесному Отечеству, других вовсе ослепило бы и совратило с сего пути; потому и оставляет нас в нуждах и бедности, кои, как строгие приставники, блюдут нас от соблазнов мирских. Теперь мы тяготимся сим состоянием, и с радостью променяли бы его на роскошь и довольство во всем; но когда будем там, когда возвратимся к Нему, в дом Отеческий, тогда поймем, как хорошо поступила Премудрость Божия, не дав нам наслаждаться счастьем на земле; поймем и возблагодарим Господа за то самое, от чего теперь плачем и воздыхаем. 

Аминь.

Святитель Иннокентий Херсонский


Возврат к списку

Комментарии

У вас нет прав на добавление комментариев. Обратитесь к администрации сайта.