8 октября 2017

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Вся жизнь построена как притча Господня, и всякая притча Господня – как жизнь. Если мы умели бы вглядываться в события нашей жизни, то мы не только жить научились бы, но научились бы понимать и пути Господни, и то, как войти в те сокровенные глубины, которые содержат в себе вечную жизнь.

Сегодняшний евангельский рассказ является жизнью: это событие из жизни Христа, из жизни Его учеников, из жизни нескольких десятков, а может быть и сотен людей, которые тогда были у берега моря Геннисаретского. А вместе с тем, этот рассказ нам раскрывает какую-то правду и о путях духовной жизни.

Теснили Христа со всех сторон люди разные. Одни из них пришли с глубочайшими вопросами, искали вечной жизни, другие искали исцеления, некоторые хотели послушать пророка, иные хотели исследовать, кто Он… И Христос, теснимый со всех сторон, повелел Своим ученикам отвезти Его от берега подальше в лодке, так, что находясь вместе со Своими учениками на каком-то расстоянии от толпы, Он мог удобно говорить.

Здесь – первое, на что мне хочется обратить ваше внимание. Христос и теперь тесним: в нашей собственной душе Он тесним различными движениями души. То мы идем к Нему, зная, что только в Нем спасение, идем к Нему, потому что без Него жить нельзя, идем к Нему Одному, забывая себя, забывая все вокруг. А потом (порой и одновременно) сомнение в нашей душе, и колебание и любопытство роятся, и толпятся помыслы и чувства, окружая Христа внутри души нашей, как та толпа окружала Его. И Христос от нас отходит куда-то в сторону с тем, чтобы говорить нам. Если мы действительно Его ученики, мы за Ним последуем, останется на берегу толпа различных побуждений, а со Христом поступит в глубину только самое подлинное, что в нас есть, – как тогда Спасителевы ученики поступили в глубину, последовали за Ним в лодку.

Теперь подумаем об этой глубине и об этой земле. Земля представляется нам чем-то самым верным, самим прочным, в ней мы уверены, она не поколеблется, она нам привычна, она нам родная. На ней мы чувствуем себя и хозяевами и в безопасности. А рядом волны: вся неуверенность, вся опасность, все колебание. Так бывает и в нас самих. Ум представляется нам чем-то прочным, уверенным, неколеблющимся. Он управляется законами, которые все одни и те же, как нам кажется. Но уйти в глубину нашего сердца нам бывает страшно, потому что уверенности, обеспеченности, безопасности там нет. Сердце наше – во власти бури, и не только от земных ветров: от той страшной бури, которая порой поднимается в нем от веяния Святого Духа. Разверзаются в сердце такие страшные глубины, что мы рвемся обратно, в спокойную, твердую обеспеченность ума.

Вот образ, на котором хочется остановиться. Христос нас влечет в ту область, где обеспеченности и уверенности нет, но где Он есть… А мы хотим остаться спокойно обеспеченными на земле, мы не согласны перейти через колебание морское, уйти к тем глубинам, где единственная надежда – Господь (помните две бури на море Геннисаретском, о которых говорит Евангелие от Матфея и Евангелие от Луки, и которые умирил только Господь). Если же мы уйдем туда, то через бурю, порой через неуверенность через эту стихию, где нет проложенных путей, мы можем дойти до Господа, до вечной жизни.

Этим путем шли святые. Возьмите сегодняшнего покровителя нашего Сергия Радонежского. Он именно так и шел. От обеспеченности, от уверенности он ушел в лес, где все было неуверенность и опасность, где единственное, что у него было верное – это Господь. И там, на этой зыби он слушал слово Господне. И когда пришло время, Христос, как и ученикам Своим, сказал: «Брось свой невод», – и он бросил невод, и собралось вокруг множество учеников. И тогда те люди, которые были на земле, которые не отчалили от обеспеченности и безопасности, вдруг увидели, что неуверенность с Богом плодотворней и богаче, чем земная уверенность без Него.

Тысячи и тысячи людей с тех потянулись к Сергиеву монастырю, пока он еще жил, а когда он умер – к его мощам, к его ученикам, к тому, что он оставил там. И теперь толпы, тысячные толпы собираются к этому монастырю. Сегодня осенний праздник его. Последний раз, когда я там был, около 30000 паломников собралось там, и теперь они молятся, молятся из глубины подлинной духовной нужды. Они действительно отошли от земли, потому что они выбрали неуверенность вместо обеспеченности и безбожия. Подумаем о них и не будем их только восхвалять, попробуем последовать их примеру. Это не древний пример, это примеры вечные, это примеры наших дней. Последуем за ними ко Христу, в полную неуверенность и необеспеченность с человеческой точки зрения, и нам будет дана та уверенность, о которой Господь сказал, что кто на Нем строит – строит на камне и не поколеблется вовек. Аминь.

Митрополит Антоний Сурожский    

Тропарь праздника, глас 8

От юности восприял еси Христа в души твоей, преподобне,/ и паче всего вожделел еси мирскаго мятежа уклонитися,/ мужески в пустыню вселился еси/ и чада послушания в ней, плоды смирения, возрастил еси./ Тем быв Троице вселение,/ чудесы твоими всех просветил еси,/ приходящих к тебе верою,/ и исцеления всем подай обильно.// Отче наш Сергие, моли Христа Бога, да спасет души наша.

 

Кондак праздника, глас 8

Христовою любовию уязвився, преподобне,/ и Tому невозвратным желанием последовав,/ всякое наслаждение плотское возненавидел еси/ и, яко солнце, Отечеству твоему возсиял еси;/ тем и Христос даром чудес обогати тя./ Поминай нас, чтущих пресветлую память твою, да зовем ти:// радуйся, Сергие богомудре.

 

Величание

Ублажаем тя, / преподобне отче наш Сергие, / и чтим святую память твою, / наставниче монахов //

и собеседниче ангелов.


Возврат к списку

Комментарии

У вас нет прав на добавление комментариев. Обратитесь к администрации сайта.